Фотоохота: новые трофеи, новые впечатления

Трудно передать тот комплекс ощущений и терзаний, который испытываешь при работе с автоматическими фотокамерами. Правильно ли их установил, будет ли тут зверь, все ли включил и настроил как надо? Когда, когда же возвращаться за ними в следующий раз?.. Находится ли камера там, где ты ее оставил? В порядке ли она? Есть ли признаки активности зверья возле камеры? И наконец: что же там на карте памяти?.. Если к этому добавить, что редко когда ответ следует сразу за вопросом, что попасть в нужную точку – еще то мытарство, что камера может оставаться «без присмотра» по 2-2.5 месяца, что от момента как ты к ней подошел и до момента пока ты вставил карту памяти в компьютер могут пройти сутки, то трудно не согласиться: терпение нужно иметь незаурядное.

В этот раз мы ждали 64 дня, могли и 65, но мой напарник оказался более нетерпелив. Тот же маршрут, что и зимой, но уже по апрельскому лесу, даже с поправкой на поваленные деревья и обилие временных водоемов, казался прогулкой в городском парке по сравнению с февральским экстримом, когда на каких-то10 кммы потратили 8 (!!!) часов. Лес, заваленный буреломами, полуметровым снегом и толстым настом, просто не желал нас принимать. Каждый шаг давался огромными усилиями, мои планы рушились с каждым часом. Хотелось установить камеры где подальше, в самом медвежьем углу (в прямом и переносном смысле). Но мы были не готовы к такому сопротивлению природы. Честно признаюсь, я был в отчаянии. Пришлось принимать ситуацию какая есть и искать точки поближе. Вместо вековых грабовых дубрав, приходилось соглашаться на сосновые посадки и березовые поросли. Я тешился лишь одной надеждой: это – единый большой лес, пускай не девственный, не старый, но дикий и очень давно дикий на все 100%, любая фотоинформация отсюда будет полезна, что-то уникальное обязательно будет.

И надо сказать, усилия и, если хотите, наши душевные и физические страдания окупились в полной мере.

В этот раз в лесу стояло 4 камеры. Все разные, но у каждой была своя изюминка. Какая снимала быстрее, какая экономичнее, какая давала изумительные по качеству дневные и ночные снимки, а какая была более надежна в регистрации дикого мира Чернобыля. Почти первое, что узнаешь, открывая камеру – сколько снимков она сделала. Я был в шоке!!! В этот раз они нащелкали от 1100 до 4300 кадров, в общей сложности более 10000 кадров!!! В среднем по 40 кадров в день на одной точке! Такого у меня еще не было. Замечу, эта съемка проводилась на «тропе», а не у кормушки. Но изумление вскоре сменилось разочарованием: на большинстве кадров были сойки, в меньшей степени кабаны и вороны. Пытаясь хоть как-то увеличить шансы на съемку животных в почти случайно выбранной точке, мы рассыпали немного овса – и это сработало, правда, не совсем так как хотелось. Обилие снега и твердый наст существенно подорвали кормовые ресурсы, зверь и птица были рады такому подарку, они отправлялись туда, как на работу.

фото птиц

Сойки на месте прикорма возле фотоловушки. 2013 год

Но будет не справедливым утверждать, что сойками и кабанами все и ограничилось. Всего отмечено 17 видов зверей и птиц: как обычных героев автоматической фотоохоты, так и редких, желанных и даже новых, уникальных.

Во-первых, следует отметить, что впервые за все годы наблюдений получены надежные свидетельства присутствия зайца-беляка. Это – редкий для Украины «краснокнижный» вид. О том, что он может быть, известно давно. Но это – ночное животное. Ученым (которых в зоне еще меньше, чем беляков) он не попадался, да и навыки нужны. Зато теперь точно известно – это местный зверек, и думаю, не такой, уж, и редкий. Надо только правильно искать.

заяц беляк в чернобыльской зоне

Во-вторых, и на этом участке попалась рысь. К сожалению, только один раз – но во всей своей красе. Эх, если бы мы забрались подальше, то там уж рыси – завались…

 Рысь 2013

Рысь в чернобыльских лесах. 2013 год

В-третьих, в апреле перед камерой продефилировал черный аист. Видел его множество раз, но всякий раз восхищаюсь – сам символ первозданного Полесья! Обожаю эту птицу.

черный аист

Черный аист в объективе фотоловушки. Чернобыльская зона отчуждения 2013.

черный аист

Черный аист в зоне отчуждения ЧАЭС в 2013 году.

К не очень частым фототрофеям я бы отнес и лесную куницу. По сути, это обычный мелкий хищник, хотя и не отличающийся высокой численностью. И прежде какие-то кунице-подобные зверьки мелькали на кадрах, но это все были ночные съемки плохого качества. А тут она зафиксирована сразу на всех четырех точках, причем на двух – снимки однозначно отличного качества.

Куница

Куница. Ночная фотосьемка с помощью фотоловушки.

фото куницы

Куница днем. Фото 2013 года

За эту фотосессию было отснято необычно много лосей, причем, разных и с определенными особенностями поведения. Во второй половине зимы лоси переходят на наиболее доступный, хотя и менее привлекательный корм: побеги и кора сосен, молодые побеги осины, березы, клена. Очень любят осиновую кору. Из всех четырех точек, только одна отличалась обилием свежеповаленных осин и достаточно густым березово-осиновым подростом. Именно там и было отснято большинство лосей. Иные стволы как рубанком очищены! Но что не менее интересно, практически все лоси появлялись и уходили из кадра только справа налево. Знатоки лосей называют такие места – лосиными стойбищами, там собираются десятки зверей и держатся долгий период, нередко перемещаясь именно по кругу. Считается, что такие «стойбища» следует заблаговременно выявлять и оберегать, они играют большую роль в жизни сохатого. По всей видимости, одна наша камера как раз и оказалась посреди такого стойбища. Неплохая находка.

фото лося

Лось

Лось в зоне отчуждения. Фото 2013 года

Кабаны, напротив, на этом участке не впечатлили. Стадо появилось только один раз. Как правило на точке регулярно вертелся какой-нибудь одинокий хряк. Тощий, облезлый, но ехидно улыбающийся, довольный легкой добычей. Особо позабавил тот, который выискивал зернышки вместе с вороном, словно приятели пересеклись в кафешке.

Кабан

Кабан 2013

Кабан фото

Кабан

Дикие кабаны в чернобыльской зоне. Фото 2013 года

Интересно, что если сравнить все четыре точки, в принципе, расположенные не так уж и далеко друг от друга (максимум 2 км), то состав доминирующих там «звезд» явно отличался. В одной точке в 90% случаев — 8 наглых соек, в другой – чаще всего лоси, в третьей – кабан, а в четвертой – заяц-русак. Особенно забавляет, когда русак подымается на вытянутых лапах, в такой позе ничем не уступая лисе. Кстати, лиса здесь тоже появилась в 3 из 4 точек, тогда как на предыдущем участке была редка.

Заяц серяк

Лиса

Лиса в зимнем лесу. Зона отчуждения. Фото 2013 года

фото лиса 2013

Лиса в объективе фотоловушки. Фото 2013 года

фото лиса

Лиса в зимнем лесу. Фото 2013 года.

Волки. Отмечены возле двух камер. Собственно их следы и спровоцировали один мой выбор: лесной перекресток использовался для мечения территории. Легко было ожидать, что это повториться. Так и случилось. Лично мне было интересно отметить, что, разные звери метили одну и ту же точку. Более того, почти там же свою метку поставила и лиса. Такой вот пресс-центр хищников. Еще мне показалось, что волки на этом участке выглядели более мелкими и замученными, чем на предыдущем, да и численностью не превышали 1-3 зверей.

Волк фото

Волки в зимнем лесу чернобыльской зоны отчуждения. Фото 2013 года.

Метки волка

Волк метит территорию. Фото 2013 года.

А еще камеры сняли барсуков, енотовидных собак, белку, серую неясыть, оленей, косуль. Это была славная охота! Она заставила по-новому взглянуть на знакомые угодья. Пускай желаемое еще не достигнуто, пускай медведь не забрел в наш фотосалон, но мы теперь знаем намного больше. У нас появился ключик к чернобыльским секретам.

Косуля

Косуля в зимнем лесу.

 Ольнь фото

Олень в объективе фотоловушки. Фото 2013 года
енот в чернобыле

Енотовидная собака на прикормочной площадке возле фотоловушки. Фото 2013 года

Барсук

Фото барсука в чернобыльских лесах. Фото 2013 года.

Партнером по фотоохоте был Сергей Паскевич, дай Бог ему крепких ног, а также юмора и терпения в общении с автором этих строк!

Автор материала: Гащак Сергей Петрович

К.б.н. Заместитель директора Международной радиоэкологической лаборатории по науке, начальник отдела радиоэкологических исследований

 

  •