93 летучие мыши — Экспедиция в Чернобыль и зону отчуждения

Фото - Летучая мышь

Ночные животные города Чернобыль

 

Так сложилось, что каждый год, весной, мы отправляемся в экспедиционные походы по забытым и брошенным человеком территориям Чернобыльской зоны отчуждения. Иронизируя, можно даже провести некую аналогию с фильмом Эльдара Рязанова “С легким паром”. В этом фильме главный герой часто повторяет, что каждый год он с друзьями ходит в баню. Также можно сказать и в нашем случае. Такие походы в “баню” мы практикуем с 2002 года. Кто мы? Это несколько человек (чаще всего двое), которые в недалеком прошлом проводили активную научно-исследовательскую деятельность в зоне отчуждения. Сейчас, к сожалению, наука в чернобыльской зоне государству не нужна и большинство длительных, стационарных исследований по изучению природных комплексов этой территории свернуты и научные подразделения ликвидированы.
Вместе с тем, зона отчуждения – это незабываемые ландшафты и во многом уникальные условия для существования растений и животных. Для любого исследователя эти территории, без преувеличения — paradise on earth, в котором есть место для эксперимента любым существующим отраслям естественных наук. Тут есть обширное поле деятельности для зоологов, географов и других «ботаников». Зона отчуждения это просто уникальные условия для проведения исследовательской деятельности в области экологии. В силу большого исторического прошлого и уникальности существовавшей социальной среды данная территория привлекает внимание этнографов и культурологов.
Однако, по прошествии более двадцати лет после образования, остаются не изученными не только значительные территории Чернобыльской зоны отчуждения, но и целые компоненты окружающей природной среды. В частности, видовой состав фауны требует изучения, большинство данных о наличии тех или иных видов или устаревшие или не достоверные. Предполагается, что на данной территории может обитать 57 видов животных занесенных в Красную книгу Украины. На данный момент присутствие только 17 видов животных занесенных в Красную книгу является доказанным. Эти цифры наглядно демонстрируют потенциал территорий Чернобыльской зоны к формированию биоразнообразия, а также можно представить размеры “белых пятен” в изучении фауны данной территории. Например, в отношении млекопитающих существуют обоснованные предположения, что около 15 видов “краснокнижных” видов могут обитать на данной территории. Становиться очевидным, что обширные территории Чернобыльской зоны имеют огромный потенциал для исследователей, как в области изучения биоразнообразия вообще, так для и любителей фауны в частности.
Представленный ниже текст, является попыткой описать экспедицию биологов-энтузиастов. Целью этого «погружения в природу» было оценка биоразнообразия покинутых и малопосещаемых человеком территорий Чернобыльской зоны. Особенность, и во многом уникальность, описываемого мероприятия заключается в объекте, который нами был выбран для исследований. На сей раз недельное пребывание в мире болот, непролазных лесов и туч кровососущих насекомых было решено посвятить изучению млекопитающим семейства Хироптера. При планировании экспедиции, мне как сейчас вам, слово “Хироптера”, кроме ассоциаций с некими, нецензурными выражениями, ничего не говорило. Однако оказалось, что за этим, почти матерным словом, стоят очень необычные и крайне интересные животные – летучие мыши. 

Фото Летучие мыши в городе Чернобыль

Летучие мыши - Чернобыль

 

Данный рассказ о летучих мышах и о том, как мне удалось познакомится с этими млекопитающими поближе. 

Предисловие

 

Узнав, чему будет посвящена экспедиция, я попытался предварительно подготовиться информационно. Первым делом полез и глубины Интернета в поисках информации о летучих мышах и всему, что с ними связано. Постепенно обрастая базовыми знаниями о рукокрылых и попутно пополняя свой словарный запас разными словечками типа «козелки», «носовые листки», «хвостовые перепонки» мое отношение к этим животным существенно изменилось. За словами “летучая мышь” для меня начало просматриваться не какое-то абстрактное, серое, безобразное животное, которое трусовато летает ночью и, подло используя ультразвук (эхолокацию), поедает бабочек и других насекомых, а животное, которое обладает уникальными способностями, как физиологическими, так и поведенческими. Животное, которое имеет глубочайшую специализацию – то есть ее способ жизни (питание, размножение и многое другое) абсолютно отличается от образа жизни всех других млекопитающих нашей планеты, включая и нас с вами.
Получив, в ходе эволюции уникальные способности и возможности, летучие мыши получили от природы «в нагрузку» и уникальные требования к условиям окружающей среды в местах обитания. В первую очередь это касается убежищ, в которых днюют и зимуют эти млекопитающие. К убежищам летучие мыши предъявляют высокие требования к температуре, влажности и особенно они чувствительны к фактору беспокойства. Человек, интенсивно покоряя земные пространства, все чаще вторгается в призрачный мир освоенный летучими мышами — пещеры. Своими действиями (спелеология и туризм) человек вытесняет этих животных из их родной стихии – темной тишины влажных подземелий. Потеря летучей мышью привычного места обитания (зимовки) почти всегда означает ее гибель. Очевидно, что усиление антропогенного пресса привело к быстрому и существенному снижению популяции этих животных в Украине. Красноречивым фактом является то, что треть млекопитающих Украины, которые занесены в Красную книгу – летучие мыши. Как указывают профессионалы (хироптерологи) наиболее интенсивное сокращение популяций летучий мышей наблюдается с 70-х годов прошлого столетия.
В таких условиях почти заповедный характер Чернобыльской зоны отчуждения может служить уникальным местом для существования летучий мышей, что в конечном итоге может обеспечить сохранность в природе этих уникальных животных. Вместе с этим, за весь период существования зоны отчуждения, полевых исследований, целью которых было бы изучение наличия и видового разнообразия летучий мышей не проводилось. Данный факт стимулировал проведение научной экспедиции, целью которой было изучение именно этих млекопитающих.
В отличие от предыдущих лет, дата начала экспедиции в этом году была крайне не определенной. По уже имеющемуся небольшому опыту я полагал, что наиболее эффективным сезоном в году, в плане наблюдений за прилетевшими птицами и другими животными, является начало и середина весны – период предшествующий появлению листьев на деревьях. В это время наблюдения за животными, особенно за птицами, проводить наиболее удобно. Кроме того, в этот период птицы ведут активную деятельность, что повышает вероятность интересных встреч и успешных наблюдений. Видя как в пустую проходит такой исключительный период для наблюдений, мной было предпринято пару индивидуальных попыток однодневных пеших прогулок вокруг г.Чернобыля. Думаю, что позитив от таких прогулок тоже был. Во-первых, этой весной я, как все уважающие себя орнитологи-любители, начал вести свой “personal bird list” (перечень видов птиц). Эти прогулки позволили пополнить этот список – сейчас он насчитывает 67 (по состоянию на 2007 год) видов. В частности мне посчастливилось наблюдать с близкого расстояния, самца тетерева на токовище недалеко от села Залесье.
С любопытством понаблюдал за процессом ухаживая двух самцов дубоноса за самкой. Самцы выглядели очень потешными. Каждый самец горделиво выпячивая грудь, пытался попасть в поле зрение самки, перепрыгивая с ветки на ветку. Каждый из претендентов старался держаться уверенно и с напускной медлительностью со всей силы старался выглядеть независимым. Но стояло одному из них чуть ближе приблизиться к самке, как другой тут же реагировал и теряя свой аристократический вид, начинал издавать трескающие звуки. Самка, очевидно имея выбор и будучи в заведомо выигрышном положении, вела свою игру. Она демонстративно не обращала свое внимание на окружавших ее пижонов и с видимым удовольствием кормилась, расклевывая разбухшие почки тополя.
Также наблюдал за брачными играми вертишейки. В природе мне эту птицу не доводилось встречать раньше. Учитывая потрясающие способности к маскировке и мои аматорские способности в полевых наблюдениях за птицами — это не удивительно. На этот раз, двигаясь не спеша по селу Залесье, мне удалось уловить боковым зрением какое-то движение в заброшенном саду. Немного подождав, затаив дыхание и не поворачивая головы, мне удалось разглядеть два «сучка» торчащих с железной трубы. Окраска этой небольшой птички очень похожа на сухую ветку, а способность держать голову приподнятой вверх способна запутать не только начинающего орнитолога, но, как говорят книги, и естественных врагов этой птицы.
В этот день мне также посчастливилось узреть ухаживание кукушки. Особенность ухаживания этих птиц заключается в том, что самка кукушки “безголосая”. Главная ее задача находить гнезда потенциальных жертв (мелких птиц), а поскольку крик это последнее дело в этом занятии, то и кричать ей не нужно. Задача самца быть где-то поблизости и сигнализировать самке (кукуканьем) о том, что он рядом и готов к спариванию. Это необходимо в первую очередь для того, что бы самка в кратчайший срок смогла оплодотворить яйцо и отложить его в избранное гнездо.
Почти до середины мая я не имел никакого представления о том, когда состоится экспедиция. Постепенно складывалось впечатление, что традиционная весенняя экспедиция не состоится. Основной мой партнер по околонаучным странствиям по Чернобыльской зоне отчуждения был очень занят. Однако, в конце мая он «вынырнув» из научно-кабинетного астрала, принес приятное сообщение о планах, сроках и месте (район зоны отчуждения), в котором мы будем работать. Запланировано было провести 5-ти дневную экспедицию. Начало 23 мая.
Начало экспедиции. Первая хироптерологичеся ночь. 23 мая 2007 года. 

Экспедицию решено было провести и использованием передвижной лаборатории (автобуса) Славутической международной радиоэкологической лаборатории.
Загрузив, в городе Чернобыль, в автобус необходимое снаряжение и провиант в 14 нуль-нуль мы отправились в экспедицию.
В Чернобыле я познакомился с Антоном Влащенко – человеком, профессионально занимающимся изучением и ловлей летучих мышей. Антон впервые оказался в чернобыльской зоне отчуждения, прибыв к нам из первой столицы Украины. Говорят, в Харькове, он знает всех летучих мышей «в лицо», как и они его…
Первое место наблюдений было выбрано в районе села Ладыжичи. Возле Корогода, по пути на Ладыжичи, в районе полуразрушенной фермы заброшенного села, увидели лошадей Пржевальского. 5 лошадок – одна с бортовым номером 17. Лошадки оказались любопытными животными. Они без робости подошли к нам на расстояние метров 50 и с интересом стали нас разглядывать. Вероятно они уже были приучены к тому, что если проезжающая машина останавливается и выходят люди, то велика вероятность что их угостят чем-то вкусным. К сожалению, мы не ожидали увидеть этих животных и немного растерявшись, забыли предложить им хлеба с солью. Как я узнал позже, они любят такие угощенья. 

  Когда выехали на мощеную камнем дорогу легковушка начала глохнуть. Володя (водитель) сетовал, что в Киеве ему продали плохой бензин. Ну да не спеша, помаленьку добрались к шестнадцати часам в точку базового лагеря. Это место располагалось в километре северней поворота на Толстолесское лесничество.
Неспешно оборудовали лагерь. Первым делом изучили радиационный фон. В большей степени это было сделано скорее в плане психологическом. Нашего нового напарника вопрос радиоактивности среды несколько напрягал. Это нельзя назвать радиофобией, но некое, затаенное беспокойство, читалось в прищуре его хитрых глаз. Прибор показал 20 мкР/час. Антон, будучи не знакомым с дозиметрическими величинами, с немым вопросом посмотрел на Петровича. После фразы «как в Киеве», он стал заметно веселее и раскованнее. После они вместе, на удивление быстро — минут за 7-8, поставили палатку. Установили электрогенератор. Чуть позже, посоветовавшись о выборе места, был подготовлен естественный «холодильник». Мини погребок. Обычная яма глубиной сантиметров 60-70. Как показало время холодильник работал достаточно эффективно и мы всегда имели возможность вкусить прохладного огурца, воды и т.д. Но в момент его создания я очень сомневался в надежности охлаждения при температуре в 30-34 градуса воздуха. Кроме того, опасался, что некоторые животные легко могут попасть в этот холодильник и наслаждаясь ночной прохладой, перекусить хранящимися там продуктами. Например — енотовидная собака сожрет наш протеиновый провиант!? Кстати, «туалет» этого животного мы обнаружили в нескольких метрах от нашего лагеря (на расстоянии 1 метр).
Оборудовав лагерь, неспешно перекусили бутербродами с ветчиной и сыром, а также обсудили план дальнейших действий. Мне было поручено предельно ответственное задание – подготовка ужина. В это время «мышеловы» обязались осмотреть окрестности с целью определения наиболее оптимальных мест для ловли летучих мышей.
Сварив суп, я решил умыться и оправиться. Во время последнего, на меня из зарослей подлеска вышел лось.  Молодое животное с некоторым удивлением уставилось на незнакомое существо. Я медленно достал из чехла фотоаппарат и сделал несколько фото лесного красавца.
По пути в лагерь с лесного озера я встретил коллег, которые возвращались из рекогносцировочного обхода. Во время ужина начало вечереть. По «науке», ловчие сети на летучих мышей необходимо установить до начала вылета этих животных на ночную охоту из своих укрытий. В данной ситуации нам нужно было установить сети до девяти часов вечера. По мнению практикующего хироптеролога (Антона), ближайший закоряженый водоем с мутноватой, стоячей водой и размером всего где-то 40 на 15 метров, был достаточно хорошим и, главное, перспективным местом для ловли этих ночных животных. Кроме того, было решено установить сеть и поперек лесной дороги возле которой мы оборудовали лагерь, что также представлялось перспективным.
На водоеме ловчие сети на летучих мышей устанавливал Антон, а я, как мог, ему помогал. 

 Петрович, в это время устанавливал сеть через дорогу. Закончив устанавливать сеть на водоеме, я пошел посмотреть как идут дела с установкой сетей у Петровича. Он уже заканчивал установку. После установки сетей Петрович вручил мне детектор, для определения наличия и слежения за активностью рукокрылых, а сам ушел смотреть сети установленные Антоном. Минут через 10 я услышал топот ног, это Петрович бежал к лагерю за перчатками. Оказывается на водоему в сети уже попало две летучие мыши! Я также устремился на водоем с целью поглазеть на это «диво лесное». Тогда я впервые в жизни увидел, как выглядят северные олени летучие мыши. Маленькие, не больше 5-7 сантиметров, серо-коричневые существа, запутавшись в ловчих сетях, бились и издавали необычные стрекочущие звуки. Антон, спокойно наблюдая, как летучая мышка неистово впивается острыми зубами в перчатку, правой рукой осторожно снимал сеть с покрытых тонкой кожей крыльев млекопитающего. 

 

 Понаблюдав некоторое время за выпутыванием мышей из сетей я вернулся к своей сети поставленной на дороге.
Уже стояла глубокая ночь. Возле моей сети летучие мыши проявляли нулевую активность. Отсутствие летучих мышей и убаюкивающая тишина леса способствовали сну. Мое сопротивление было не долгим.
Забегая наперед скажу, что во вверенную мне сеть, летучие мыши попадать побрезговали. Видимо чувствовали дилетанта. 

  

Экспедиция. Ловля летучих мышей в дуплах. 24 мая 2007 года

  

Проснулся в четыре утра. Пошел на водоем узнать об успехах и достижениях в ловле рукокрылых. Как оказалось в это время (четыре часа утра) происходит у мышей вспышка активности, которая завершает их ночную охоту. В это время летучие мыши могут массово появится возле водоема и, что естественно, попасть в ловчие сети.
Придя на водоем я увидел, что работа «кипит». Антон с Петровичем в четыре руки выпутывали летучих мышей из ловчих сетей. За час, который я провел за процессом ловли, фотографировал, и воодушевленно тыкал пальцем с криками «а вон еще попалась!», они поймали около 10-12 животных.
В полшестого — шесть лет летучих мышей закончился.
Собрав «улов», который занял целых восемь холстяных мешочка, пошли завтракать.
Поели.
Мышей оставили отдыхать до обеда. Мышеловы собрались лечь спать. Я решил сходить к озеру, которое находится к северу от нашей стоянки, где-то в километре-полутора. Озеро было достаточно большим с илистыми берегами. Водоем достаточно интенсивно посещался дикими животными. Удивило обилие болотных черепах. В одном месте встретил около десяток тортил, которые грелись на солнце. При моем появлении они застенчиво спрятались под водой.
Вернулся в часов в 10 и застал бодрствующего Петровича. Он так и не смог уснуть. Отмечу, что в начале нашей экспедиции за летучими мышами было очень трудно перестроить режим сна и бодрствования. Организм упорно не хотел днем спать, а ночью бодрствовать. Тоже происходило и с Петровичем. К моему счастью он сварил кофе. Вскоре проснулся и Антон. Прихлебывая свежий кофе, неспешно обговорили дальнейшие планы. Хироптерологи решили заняться биометрией (измерение органов) мышей. Мне доручили варить суп с тушенкой. Очень жарко, много слепней, достают комары.
Сварив суп (на это ушло 20-25 минут) я завалился спать в палатке. Где-то к 1400 хироптерологи закончили разглядывать пенисы, соски и зубы пойманных нетопырей и вечерниц. Вероятно это занятие было крайне энергозатратным, поскольку вид у них был достаточно голодный.
Пообедали. Антон ушел часок сопнуть.
Очень жарко, я также попытался немного поспать в автобусе. Так прошло еще несколько часов.
В 18 часов Антон устроил небольшое представление. Он демонстрировал чудеса хироптерологической сноровки в лазании по деревьям. Он показывал нам как можно взбираться на дерево к дуплу с колонией летучих мышей. Дело в том, что прошлой ночью он нашел дупло, в котором находится одна из выводковых колоний летучих мышей. Правда, меня до сих пор удивляет то, как ночью(!), в лесу можно по полету летучей мыши обнаружить дерево в котором они живут.
Для подъема на дерево он использовал специальное снаряжение – систему, веревки, карабины и т.д. В общем сам подъем не занял у него много времени. Выглядело это достаточно любопытно.
Поднявшись, и убедившись, что летучие мыши действительно в дупле, Антон установил специальное устройство – ловушку для летучих мышей. Интересно, что он сам разработал конструкцию этой ловушки. Основная конструктивная особенность ловушки заключалась в том, что к дуплу прикреплялась специальная емкость сделанная из ПЭТ-бутылок (куда ж без них). Вылетая на охоту мыши попадают прямиком в емкость, а поскольку стенки ловушки гладкие – летучие мыши выбраться не могут.
После работы с дуплом хироптелоги решили пойти к лесничеству на предмет оценки возможности ловли мышей. Там есть брошенные постройки, есть водоем — то есть существует определенная «инфраструктура» для успешной жизнедеятельности летучих мышей.
Я же решил поставить ортитологические сети и испробовать свое счастье в ловле птиц. После установки сетей сготовил суп.
Вернувшись к сетям обнаружил там большую синицу.
Очень трудно позвонить домой. Мобилка работает плохо – крайне не стабильный прием. Для установления связи с домом влез на автобус. Даже появилось три палки. Еще и еще раз пытаюсь дозвониться. Вроде удалось отправить СМС. Представляю… какими сладкими словами вспоминает обо мне моя женушка.
В это время, когда я пытался с крыши автобуса наладить семейный контакт с брошенного лесничества вернулись хироптерологи.
Увидав меня на автобусе, они забрались тоже. Петровичу все же удалось дозвониться.
Поужинали супом и решили окольцевать синицу и пофографировать летучих мышей пойманных прошлой ночью. За этими делами и застала нас ночь. 

Ходили, слушали с помощью детектора летучих мышей. Сегодня очень слабая активность этих животных. В 2300 пришли к установленной Антоном на дереве ловушке. Там уже были летучие мыши. Шесть рыжих вечерниц. Антон поднялся на дерево и собрал их в мешок. После пошли спать. 

  

 

  •