Дикий мир зоны отчуждения – как объект для съемок научно-популярного фильма

Исходные положения

Чернобыльская катастрофа имеет широкий спектр последствий – медицинских, социально-психологических, экономических и многих других – воздействие которых мы испытываем до сих пор. Однако самым значимым последствием аварии, безусловно, является зона отчуждения. Это территория, с которой в 1986 году была проведена беспрецедентная для мирного времени эвакуация населения. Территория площадью в 2600 квадратных километров (это размер Род-Айленда – самого маленького штата США) всего за несколько недель превратилась в «no man’s land», где нет населения, и не ведется хозяйственная деятельность. Конечно, здесь есть предприятия, персонал и обслуживающая инфраструктура – это ЧАЭС, предприятие по обращению с радиоактивными отходами, службы контроля за состоянием территории, органы власти и государственного управления, вахтенный поселок Чернобыль. Всего около 6 000 человек. При этом активность человека сосредоточена, преимущественно, на очень небольшой территории – около 10% от общей площади. За её пределами цивилизация заканчивается и начинается экология. Снятие пресса деятельности человека привело к восстановлению природных комплексов на месте преобразованных ландшафтов. Увеличилась численность животных и растений, появились редкие виды, которые не встречались здесь уже десятилетиями.
Фактически в зоне радиационной аварии спонтанно сформировался природный заповедник, резерват дикой фауны и флоры. Этот феномен представляет интерес не только для ученых, но и для людей искусства. Парадоксальная комбинация явлений, которым, казалось бы, нет места в реальной жизни, а только в воображении писателей-фантастов: живописные ландшафты, где уровень радиации превышает нормальный в десятки и сотни раз; крупные хищники – рыси и волки – ходят по улицам брошенного города; табуны диких лошадей пасутся на месте колхозных полей, среди руин агрокомплексов. Поэтому понятно желание сценаристов, режиссеров, продюсеров и операторов открыть этот удивительный мир широкому кругу зрителей.

Выбор метода и ловушки искажений

Съемки в зоне отчуждения требуют большого напряжения и слаженной работы от всей команды проекта: жесткий режим допуска и радиационная безопасность, сложная логистика и обеспечение, большие расстояния и низкая связанность территории. Но, вероятно, главная проблема состоит в следующем – режиссеру надо подобрать ключ к пониманию зоны отчуждения. Сложность и необычность этой реальности уже является вызовом для творческого замысла. Её можно сравнить с океаном Соляриса у Станислава Лема или Лесом из романа Стругацких «Улитка на склоне». Готовых решений здесь нет, нужно уйти от стереотипов и самому понять зону отчуждения. В некотором смысле необходимо пройти путь героев фильма Андрея Тарковского «Сталкер».

работа киногруппы

Съемочная группа канала Discovery при работе над фильмом «Чернобыль. Жизнь после»

Существует два искажения, во многом противоположные друг другу и которые наиболее часто встречаются в практике. Звучат они так: «зона отчуждения – это рай для живой природы» и «зона отчуждения – это ад для живой природы».
Первое искажение – Рай. Из него логично выходит такое утверждение: «Животных в зоне много, очень много, настолько много, что их можно снимать как в сафари-парке». Это не верно. Животных здесь действительно много, но скорее можно говорить о достаточном количестве для такой территории. У животных свой ритм жизни и он не связан с графиком съемок. Количество животных обеспечивает вероятность встречи выше чем, условно говоря, под Киевом. Но только вероятность, не гарантию. Что бы получить хороший кадр нужно много работать – наматывать километры маршрутов по самым глухим местам, снимать рано утром и поздно вечером, привлекать к работе специалистов. Работать на статистику, одним словом.

Джереми Вейд Речные монстры

Джереми Вейд на съемках фильма о сомах в водоеме-охладителе ЧАЭС. Документальный сериал канала Discovery «Речные монстры»

Чаэс и кино

Jeremy Wade во время работы над фильмом.

Второе искажение – Ад. Вполне нормальное ожидание. Всем известно, что радиация, в определенных дозах имеет негативное воздействие на биологические объекты. Однако нынешние уровни облучения очень далеки от того чтобы привести к тотальному или избирательному уничтожению биологических объектов, их деградации или трансформации. То есть, не стоит ожидать увидеть здесь радиоактивную пустыню или заповедник мутантов. Вместе с тем есть особое мнение, что негативное воздействие радиации существует, для его выявления нужно использовать научный метод. Эту позицию отстаивает доктор Тим Муссо (Timothy A. Mousseau) (Университет Южной Каролины). Благодоря ему обнаружено множество злых чудес в зоне отчуждения: все эти танцующие леса, неразлагающаяся древесина, зловещие признаки смерти и вырождения у синичек, загадочное исчезновение насекомых, геометрический кретинизм пауков и многое другое. Секрет его научного метода довольно прост: все наблюдения и результаты, которые он получил в зоне отчуждения, интерпретирует исключительно с позиции воздействия радиации. Это почти как тест Роршаха. То есть, вся сумма экологических факторов, сложность и вариативность показателей биологических объектов редуцируется до сравнительно простой и понятной схемы. Таким несложным путем Тим Муссо создал свой собственный экологический антимир, который заполнен экзотическими патологиями чуть более чем полностью.

Тим Муссо Чернобыль

Тим Муссо в Чернобыльской зоне отчуждения во время исследований (фото http://academicminute.org/)

Научная неоднозначность этой концепции компенсируется её популярностью у СМИ. Здесь удачно соединились доступность для понимания, яркие факты и традиционно подозрительное отношение к радиации у населения. Теперь каждый второй журналист, который приезжает в зону отчуждения, ожидает здесь увидеть «остров доктора Мюссо». Однако визуализировать это на экране очень сложно. Обычно ограничиваются съемками самого Тима на фоне «Рыжего леса», ЧАЭС или в лаборатории. Как показывает опыт, самые большие проблемы возникают, при попытке съемок сразу «с колес». В этом случае разница между тем, что ожидает увидеть режиссер и тем, что есть в реальности может иметь разительный характер. Все это ведет к потере времени, очень дорогого, во всех смыслах, рабочего времени: переработка сценария, поиск новых локаций, оформление непредусмотренных ранее разрешительных документов. В худшем случае возможно свертывание проекта. Чтобы избежать этого, необходим хороший research темы и разведка — предварительный выезд в зону отчуждения на места съемок.

«Жизнь животных»

В 2001 году для телепрограммы «Жизнь животных» (телеканал СТБ) был снята серия сюжетов о животном мире зоны отчуждения. Режиссером проекта выступил известный украинский кинодокументалист Сергей Буковский. На тот момент он уже не был новичком в чернобыльской тематике. За его плечами были неоднократные экспедиции в зону и фильм «Десять лет отчуждения». Перед началом съемок, на первой встрече с консультантами Чернобыльского радиоэкологического центра, он четко обозначил задачу: «Руины и запустение снимать не будем! Лучше Тарковского все равно не получится. Будем работать по животным». Съемочный период длился с мая по сентябрь. Мы объездили почти всю территорию зоны, плавали на лодке по водоему-охладителю ЧАЭС, но самые лучшие кадры были получены на левом берегу реки Припять. Объектив камеры оператора Юрий Бордакова фиксировал отдельные элементы мозаики жизни природы зоны отчуждения: лосей, которые паслись на затопленных участках левобережного польдера; бобров в мелиоративном канале у села Толстый лес; охоту орлана-белохвоста на водоеме охладителе; синицу, которая устроила гнездо внутри столба светофора железнодорожного переезда у Рыжего леса; коней Пржевальского и многое другое.
В дальнейшем Сергей Буковский снимет свои самые известные фильмы: «Назови свое имя по буквам», «Живые», «Украина. Точка отсчета», «Океан Ельзи. Backstage». Но все это время он неоднократно возвращался к идее снять полнометражный фильм, который показал бы весь масштаб экологических изменений в зоне отчуждения.

«Жизнь после людей» («Life After People»)

Научно-популярный фильм «Жизнь после людей» («Life After People») вышел в 2008 году на канале History Channel. Все началось с мысленного эксперимента американского журналиста Алана Вейсмана. Он пытался понять, как изменится окружающий мир, если человечество вдруг исчезнет. Просто исчезнет, без какого-либо катаклизма – войны, космической или экологической катастрофы – ничего не изменив в окружающей среде. Собрав мнения экспертов, он показал, как будет деградировать, исчезать и трансформироваться привычный для нас мир городов, дорог, индустриальных ландшафтов и материальной культуры; как природа будет постепенно завоевывать оставленное человеком пространство. По результатам работы была написана статья, которая пользовалась большой популярностью и была опубликована в журналах «Discovery», «Популярная механика», «В мире науки». В дальнейшем автор продолжил свою работу в этом направлении и спустя два года, существенно расширив корпус примеров, результатов исследований и интервью, издал книгу «Мир без нас» («The World Without Us»).

Идея увидеть мир без человека оказалась очень привлекательной и продуктивной для телевидения, поэтому, в короткое время было создано несколько научно-популярных фильмов на данную тему. Фильм «Жизнь после людей» состоит из ряда эпизодов, каждый их которых показывает изменение мира спустя определенное время после исчезновения человека. Временная шкала довольно широкая – от 1 часа до 100 000 лет. Эпизод, который показывает мир спустя 20 лет после Исхода, был снят в зоне отчуждения. Конкретно, использовалось две локации – село Копачи и город Припять. В качестве экспертов выступили Сергей Гащак (заместитель директора по науке, Чернобыльский центр) и Рон Чессер (директор Центра радиоэкологических исследований, Texas Tech University).

«Радиоактивные волки Чернобыля»

Фильм «Радиоактивные волки Чернобыля» полностью посвящен животным, обитающим на украинской и на белоруской частях зоны отчуждения. Съемки длились четыре года, фильм вышел в прокат в 2011 году. Режиссер и автор идеи фильма — Клаус Файхтенбергер – создатель научно-популярных фильмов «BBC: Европа: История континента», «Amur — Asiens Amazonas» и других. Один из операторов фильма Сергей Бышнев – известный белорусский фото и киноанималист, автор множества документальных фильмов посвященных природе Беларуси и других стран. Группа экспертов состояла из четырех человек: зоолог Марина Шквыря (Институт зоологии НАН Украины), ботаник Михаил Петров (Институт географии НАН Украины), орнитолог Сергей Домашевский (Центр исследований хищных птиц), радиоэколог Денис Вишневский (Чернобыльский радиоэкологический центр).
Большая часть съемок животных осуществлялась на территории Полесского государственного радиоэкологического заповедника (белорусская часть зоны). На украинской части снимали чернобыльские места-маркеры (ЧАЭС, г. Припять, водоем-охладитель станции, кладбище кораблей в Чернобыле), лошадей Пржевальского и колонии птиц на реке Припять. Работы на украинской части длились две недели в июне 2010 года. Для съемок были наняты два УАЗ-452 с водителями, так же на один день нанимали вертолет и на два дня теплоход «Сталкер». Работали всегда двумя группами: пока одна группа проводила съемки, вторая была в поиске локаций. Рабочий день состоял из двух частей: первая — с 4.00 до 11.00, вторая – с 16.00 до 22.00.
В целом, «радиоактивные волки..» получился очень живым фильмом. Большую часть хронометража составили оригинальные видеоматериалы. Компьютерная графика и архивное видео использовались минимально. Фильм получил награду «Best Wildlife Habitat Program» на Jackson Hole Wildlife Film Festival в 2011 году.

Новые технологии – новый уровень познания дикой природы Чернобыля, новый инструмент в руках кино

Последние десятилетия мы являемся свидетелями перманентной революции в кино и других сферах визуального искусства. Качество картинки на экране резко улучшилось, а спецэффекты почти не отличаются от реальности. Есть и другая тенденция – изменение средств съемки – камеры становятся компактными, мобильными, автономными. Они не требуют присутствия оператора. Квадрокоптеры, камеры-ловушки, time-lapse камеры создают новый формат созерцания реальности и позволяют намного глубже проникнуть в природную среду. Они не устают не пугают животных, не выглядят подозрительно, работают днем и ночью. Это позволяет нам видеть животных в реальности, в зоне комфорта. Сравнительно недавно весь этот парк техники почти не использовался. Теперь он составляют основную часть арсенала натуралиста-фотогрофа или видеооператора. В ближайшем будущем мы увидим качественное изменение.

Кино в чернобыле

Рабочая площадка кинематографистов

Британская компания «Living planet production» в этом году начала работу в зоне отчуждения. За полтора года планируется снять на видео эпизоды жизни животных в среде преобразованной человеком, но оставленной им – садах, селах, технических сооружениях и многих других. В дальнейшем отснятый материал будет использован как часть восьмисерийного фильма посвященного природе всей планеты Земля. Для основной части съемок исапользуется 19 камер «видеоловушек», но полевой продюсер проекта — Патрик Эванс – указывает, что оптимально было бы использовать 50.
Британский фотограф-анималист Люк Миссей во время своей недельной экспедиции в зону отчуждения использовал 5 фотокамер с детекторами движения. Таким образом, ему удалось проникнуть в ночную жизнь чернобыльских сел и увидеть нынешних жителей брошенных домов: енотовидную собаку, ласку, мышей и полевок.

Люк Миссей настраивает фотоловушки для съемок животных в селе Буряковка.

В завершении можно точно сказать, что зона отчуждения для массового сознания стала одним из чудес природы, своеобразным полигоном, где можно наблюдать реконкисту природной среды. В будущем можно ожидать новых фильмов, которые будут показывать другую, некатастрофическую сторону зоны отчуждения.

 

Автор статьи и фото — Денис Вишневский

  •