Брошенное село Белая Сорока — история Белосорокского храма.

Указатель села

Указатель на Белую Сороку (http://ulis.dreamwidth.org/9512.html)

Деревня Белая Сорока находится фактически на границе Полесского государственного радиационно-экологического заповедника (созданного на территориях зоны отчуждения Республики Беларусь) и Украины. От города Припять к деревне ведет относительно хорошая дорога через Новые-Шепеличи и Беневку.

Расположение брошенной деревни

Карта расположение брошенной деревни Белая Сорока относительно города Припять и государственной границы Украины

До аварии на ЧАЭС эта дорога хорошо использовалось, поскольку тут располагается один из ценнейших участков дубового леса богатого на ягоды и грибы и использовавшегося в доаварийный период для отдыха горожан. И сегодня в нескольких километрах от деревни Белая Сорока возле дороги можно найти остатки благоустроенных мест для отдыха на природе – деревянные кресла, столы и покосившиеся беседки… Кроме того, в районе села Беневка располагались дачи жителей города Припять.

Лес Белая Сорока

Брошенные места отдыха для туристов в зоне отчуждения

зона отчуждения

Вид на государственную границу Украины возле деревни Белая Сорока

До аварии на Чернобыльской АЭС деревня Белая Сорока относилась к Наровлянскому району.
Деревня Белая Сорока впервые упоминается в документальных источниках в XV в. как центр Белосорокской волости Киевского повета.

Древний монастырь деревни Белая Сорока

По записанным в середине XIX в. воспоминаниям старожилов, вблизи от населенного пункта некогда располагался монастырь ведомства Киево-Печерской лавры. Во время одного из военных конфликтов (скорее всего войны 1648-1651 гг.) монастырь был до основания разрушен. Из всего монастырского имущества сохранилась только одна икона св. Николая, которую местные крестьяне обнаружили стоящей на дереве. В память о монастыре на месте алтарной части главного монастырского храма жители Белой Сороки построили небольшую часовню, куда и поместили сохранившуюся икону. Неизвестно сколько времени эта часовня стояла, но по прошествии многих лет место было постепенно забыто жителями и сильно заросло лесом. И, возможно, история с иконой так бы и не получила своего дальнейшего продолжения, если бы не произошел в тех местах сильный лесной пожар. К удивлению жителей деревни огонь не тронул сильно к тому времени обветшавшую часовню, хотя пламя пожара испепелило все деревья окружавшие культовое строение. С этого времени сельский люд стал почитать дважды выживший в огне образ, а распространившийся слух об иконе привлек в Белую Сороку многочисленных богомольцев.

Увеличению числа паломников содействовало и удачное географическое расположение деревни, находящейся в 150 километрах от Киева на берегу судоходной реки Припять, являвшейся в то время главной торговой артерией между этим богатым городом и Прибалтикой. Поэтому неудивительно, что первый эпизод с исцелением человека был связан именно с представителем «бизнеса». Один литовский купец, имя которого, к сожалению, неизвестно, часто проезжая с товарами по реке в Киев и возвращаясь обратно всегда останавливался в Белой Сороке для поклонения иконе. Но однажды купец заболел болезнью глаз и практически полностью ослеп. После того как нанятые доктора не смогли помочь вернуть зрение, уже совсем отчаявшийся литовец решил отправиться в паломничество в Белую Сороку. Как оказалось в последствии, решение это оказалось правильным — после поклонения иконе св. Николая у болящего постепенно наметился процесс восстановления зрения, а вскоре после совершения паломнической поездки болезнь и вовсе отступила. В благодарность за выздоровление купец построил за свой счет новую часовню в виде церкви.

История храма в деревне Белая Сорока

После новых случаев исцеления в 1752 г. с разрешения униатского митрополита Флориана Гребницкого вместо часовни был построен новый храм и назначен священник.

Белосорокский храм

Сохранившийся рисунок Белосорокского храма

В 1795 г. церковь перешла в православное ведомство, но продолжала оставаться сакральным центром для других конфессий — униатов, католиков, лютеран. Например, в метрической книге за 1851 г. есть запись о бракосочетании в Белосороцкой церкви граждан Прусского государства евангелического вероисповедания, неких Ивана Августа Муравского и Амелии Крот.

В XIX в. поток паломников значительно увеличился по сравнению с XVIII столетием, чему способствовали факты новых исцелений, происходивших возле чудотворной иконы св. Николая, а также улучшение экономического состояния в государстве. Почти круглогодично приезжающие на поклонение богомольцы щедро жертвовали на храм денежные суммы, драгоценности, а также продукты сельскохозяйственной и промышленной деятельности — воск, мед, полотно, зерно. Помещики и просто состоятельные люди жертвовали богато украшенную церковную утварь и книги. Например, по описи храмового имущества, в церковной ризнице хранилась полупарчевая риза, обложенная серебрянной тесьмой и подаренная генералом М.А. Милорадовичем (1771—1825) который в 1810-1812 годах являлся киевским губернатором, а впоследствии исполнял обязанности губернатора Санкт-Петербурга и погиб на Сенатской площади во время восстания декабристов.
Приток паломников содействовал повышению уровня благосостояния местных крестьян, в домах которых за небольшую плату приехавшие из других местностей часто останавливались на ночлег. При церкви действовала лавка по продаже меда, а также небольшая однокомнатная гостиница для более состоятельных верующих. Особенно же большой поток богомольцев приходился на храмовый праздник — День святителя Николая, отмечавшийся два раза в год (9 мая и 6 декабря по старому стилю). В этот день в Белой Сороке проходили оживленные ярмарки, куда приезжали купцы из городов Мозыря, Речицы, Киева, Чернобыля. Уже в начале 1820-х гг. Белосорокский приход, годовой доход которого превышал 1 тыс. рублей, являлся одним из самых богатых в Минской губернии.
Но слава о богатстве храма порой приносила жителям деревни и неприятные сюрпризы. Несколько раз церковь обворовывалась. При этом особенно примечательно ограбление 1837 г., превратившееся в захватывающую детективную историю. Вечером 14 ноября 1837 года, сторож Свято-Никольской церкви в селе Белая Сорока Моисей Тимошенко пришел в храмовую сторожку на очередную смену. Целый день он работал на поле священника, вывозя снопы льна, и к вечеру настолько устал, что заснул таким сном, что за ночь ни разу не поднялся проверить все ли в порядке на охраняемом им объекте. Утром же выяснилось, что церковь, одну из самых богатых в регионе, обворовали. Были похищены две увесистые серебряные ризы, чаша, дискос, различные медные вещи, 18 серебряных привесок и другая утварь, а также 64 рубля из церковной кассы. И, возможно, злоумышленники бы унесли все награбленное, если бы не энергичные действия приходского священника.
Алексей Герасимович Суский, через несколько лет после окончания Минской Духовной семинарии, с 1831 по 1833 г. являлся священником Белоозерского полка. С этой воинской частью, в качестве полкового священника он участвовал в боях по подавлению восстания 1830-1831 гг. в Польше. В 1835 году Алексея Герасимовича уволили с военной службы и направили священником в село Мухоеды, а в 1836 г. перевели в село Белая Сорока. Учитывая эту армейскую станицу биографии Суского, не удивительно, что он взял на себя командование операцией по поимке воров, координируя все действия прихожан и гражданских властей. Нужно отметить, что в этом ему помогла сильная гроза, которая произошла в ночь ограбления. Суский понимал, что по плохим, размокшим полесским дорогам, да еще и в темное время суток, злоумышленники не могли далеко уйти. Кроме того, должны были остаться их следы. Поэтому священник сразу же направил гонцов к управляющему Шепеличского казенного имения Добровольскому и эконому имения Белая Сорока Костецкому, с просьбой срочно перекрыть все дороги специальными постами, на которых бы производился обыск повозок, а также выделить людей для прочесывания прилегающей к деревне территории. Такое внимание к досмотру транспортных средств оказалось вполне оправданным, т.к. вскоре стало известно, что у купца из г. Чернобыль по фамилии Самбук торговавшего в Белой Сороке, пропала бричка с парой запряженных лошадей. Почти всю следующую ночь, батюшка Алексей верхом на лошади лично проверял блокпосты и командовал расстановкой людей для проведения облавы, которая началась утром. В прочесывании местности участвовало все взрослое мужское население всех окрестных деревень общим числом более 300 человек. Через некоторое время, участники облавы обнаружили бричку с лошадьми, недалеко от которых лежала украденная церковная утварь. Деньги воры унесли с собой.
В 1867 г. в связи с сильным разливом реки Припять, ставшим настоящим наводнением, храм был перенесен в центр деревни и частично перестроен. А через несколько лет при храме открылась одна из первых в округе школ, где крестьянские мальчики могли бесплатно обучаться основам арифметики, умению писать и читать.
В годы революции имущество храма было вначале национализировано, а в 1934 г. Свято-Никольская церковь и вовсе была закрыта для церковных служб. В следующем году, с целью постройки деревянной школы в д. Довляды (сегодня также отселенная деревня), была разобрана храмовая колокольня. Судьба чудотворной иконы неизвестна.
В годы немецкой оккупации церковь была вновь открыта для верующих. Но уже в 1943 г. в условиях стремительного приближения фронта немцы сожгли храмовое здание, которое могло служить хорошим ориентиром для советской артиллерии. Существует любопытное описание истории села в годы Второй мировой войны:

«Про время ВОВ знаю также немного. Ну, я уже писал, что бабушка рассказывала. Про немецкий караван судов слышал поболее. Где-то году в 1942, немцы решили открыть навигацию по Припяти. Но как раз напротив Белой Сороки этот караван расстреляли партизаны. Про это я читал в детстве, в книге одного из соратников Ковпака (Пархоменко, кажется). Это были его бойцы. Брат деда в то время был еще молод, поэтому на фронт не призвали. Говорит, стрельба была страшная. Народ попрятался в лесу. После этого, население гоняли собирать трупы по реке. Есть такое место, называется «Шпиль», ниже его большой остров на реке. Так, говорит, весь берег был завален трупами. Их собирали, везли в село, а далее в Мозырь. То, что в селе было много немецких касок, видел собственными глазами. Мой дедушка жил возле школы и там, в куче металлоломе они валялись десятками. Флагман в караване был пароход «Гофман». Отец говорит он долго после войны стоял в Довлядах, пока не порезали на лом. На берегу старика, где находился рыбацкий стан, до сих пор из песка торчат уголки и куски металла. По рассказам отца, это остатки баржи, затопленной партизанами. На то время её уже практически замыло песком. По словам одного из товарищей, родом из Шепелич, там также есть затопленная баржа из этого каравана. В детстве, говорит, ныряли туда за снарядами.

Да, еще. Церковь была. Отец говорит очень красивая. Туда сходилось много людей из окрестных сел. Затем её разрушили и на её месте построили школу. Сейчас там установлен крест.
В деревне жил один самосёл — Иван Молик. Его выселили года 2-3 назад. Как он рассказывал, его снимало французское ТВ. И увидев этот сюжет «батька» был сильно возмущен. Мол, что за дела? Почему в зоне живут люди? Приехал начальник наровлянских ментов и предложил выбор: или ты, Иван, переселяешся в дом, который мы тебе даём, или посадим. Выбор был, конечно, переселиться. В отличии от деда с бабой Ображей, Иван жил действительно в спартанских условиях. Ни света, ни чистой воды, никакой помощи. Всё только своими силами.»

воспоминания А.В. Харитоненко http://ulis.dreamwidth.org/9512.html

После войны, на бывшей храмовой территории была построено здание деревянной сельской школы, которая в апреле 1986 г. навсегда опустела.

Брошенный дом в деревне Белая Сорока (автор фото Евгений Ковалев)

Тем не менее, эвакуированные жители Белой Сороки и окрестных деревень продолжают хранить память о былом величии деревни как регионального духовного центра. В середине 1990-х бывшие односельчане по примеру своих далеких предков установили на месте алтарной части храма памятный знак — несколько деревянных православных крестов.

Памятные кресты не месте сгоревшего храма в Белой Сороке

Памятный крест на месте храма в Белой Сороке

Фотография расположения памятных крестов Белосорокского храма

Исторические материалы публикуются с разрешения автора исследований истории Белой Сороки – Евгения Ковалева, аспиранта кафедры истории Беларуси и музееведения Белорусского государственного университета культуры и искусств

Богослужение на месте храма в деревне Белая Сорока в 2016 году

6 октября 2016 года в день, когда Святая Православная Церковь чтит праздник Зачатие святого славного Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, по благословению преосвященного Леонида, епископа Туровского и Мозырского, исполняющий обязанности благочинного Хойникского округа, председатель Комиссии по канонизации святых Туровской епархии иерей Ростислав Бондаренко совершил Божественную литургию под открытым небом в бывшем селе Белая Сорока Наровлянского района.

Несколько фотографий богослужения на месте уничтоженного храма деревни Белая Сорока

Божественная литургия на месте Белосорокского храма в 2016 году

Богослужение литургия

Иерей Ростислав Бондаренко (фото http://www.turov.by/news/2016/10/07)

Храм

Литургия в деревне Белая Сорока в 2016 году

Подготовлено по материалам сайтов:

  • http://www.turov.by/news/2016/10/07
  • http://nature-photographing.com/places/mir/belarus/gomelskaya-oblast/narovlyanskiy-rayon/1057622-belaya-soroka/
  • http://ulis.dreamwidth.org/9512.html
  • http://www.zapovednik.by/
  •